Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:54 

luiren
зачем ты привел меня на завод педиков
Посвящается длинным волосам Трандуила из нашего фотосета. Что стало объектом всеобщих лулзов на протяжении последней недели. Мне, конечно, немного жаль свой полутромтровый парик, да и Трандуила нашего фанонного тоже, но что поделать, что поделать. Красиво же. И немного из драбблов.


Джен, юмор, G. Можно читать детям, беременным и трепетным фиалкам. Необычно для моего бложика.

Чесальщик
Юный эльфийский гвардеец Нарвейн был очень напуган. Не то, чтобы эта черта была свойственна всем юным эльфийским гвардейцам, но он подозревал - через подобное проходил каждый. А все потому, что лихолесские отряды делала дисциплинированными и поистине кровожадными в бою лишь одна вещь: учрежденная сначала принцем, а потом и королем Трандуилом повинность.
Личный чесальщик.
Что именно это значит, Нарвейн не знал. И даже представлять боялся, потому что среди прочих солдат слухи ходили неоднозначные, один другого хуже.
- Чесальщик-чесальщик... да, помнится и я... чесал. Не раз и не два. Наутро прямо руки отваливались. Наш король во всем непокорен, - говорил как-то советник Галион после очередного бокала крепкого дорвинионского. Юный Нарвейн побледнел и был готов упасть в обморок. Но обошлось.
- Так король наш по жене тоскует, чего тут говорить-то, - шептались в казармах.
- Уход за своим оленем и ручным песцом - вот все, что волнует владыку. Так что, может быть, даже будет приятно. Хотя поговаривают, что песец кусает всех, кто не принадлежит к синдар, а олень пуглив и страдает недержанием, - вздыхала одна милая дева перед тем, как отправится исполнять повинность.
Нарвейн и не знал, что ему думать. И потому добрых полчаса стоял перед дверью покоев владыки Трандуила, в то время как один из охранников делал страшные глаза и поигрывал бровями. Издевается. Точно издевается. Или предупреждает? У Нарвейна заколотилось сердце, но он не был бы нандор, если бы пасовал перед опасностью, и потому решительным жестом открыл тяжелую дверь.
- Владыка Трандуил, гвардеец при... - Нарвейн запнулся. Король, всегда холодный, отстраненный и прекрасный, выпутывал из великолепных волос цвета луны колючку. Кажется, даже тихо ругался.
- Гребень на столике, - только и бросил Трандуил, не поднимая взгляд. - Может приступать. И придержи силу для орков, воин, я не люблю, когда мне выдирают волосы.
Нарвейн сглотнул. Да уж, раньше он и не задумывался о том, как владыке удается содержать длинные, почти до пят, волосы в идеальном порядке.

Неловко
- Ну что, братец, заждался меня? - Келеборн без стука прошел в покои своего то ли троюродного, то ли четвероюродного родича. Они уже слабо помнили, кто кому кем приходится. А после пары бутылок крепкой медовухи Келеборн собственных дедушек перечислить не смог бы. Да и не было в этом нужды. Трандуил был ему и другом, и братом, и отличным соседом. К тому же, всегда есть повод отдохнуть от своей нолдорской женушки. Галадриэль он, конечно, крепко любил. Но в их супружеской жизни случалось разное - Митрандир, например.
Кстати о Галадриэли.
Келеборн вошел в покои и совсем не по-эльфийски икнул. Потому что в длинном светлом одеянии перед окном стояла она, любовь всей его жизни, собственной персоной. И привычным жестом расчесывала длинные волнистые волосы. Как только успела добраться до Лихолесья раньше самого Келеборна? Верхом на пауке, не иначе. А она могла, с этим ее колдовством и страстью к странным зверушкам, Келеборн просто не сомневался. Жена его была той еще выдумщицей.
Глотнув из прихваченной у Галиона бутылки, Келеборн понял, что настроен на игривый лад. Потому он очень-очень тихо подкрался сзади и приобнял Галадриэль со спины, уткнувшись губами ей в висок. Высоковата она что-то, неужто снова ей изготовили туфельки на каблуке?
- Моя любовь, я не буду спрашивать, как ты оказалась у брата быстрее меня, но... – Келеборн уже был готов прижаться к ней посильней, как вдруг получил очень болезненный удар локтем в живот.
- Какого Мелькора ты меня лапаешь, Келеборн? - раздался совсем не женский голос, и перед владыкой Лотлориана оказалось слегка покрасневшее, но явно рассерженное лицо Трандуила.
Неловко-то как.
Ситуация, конечно, разрешилась вполне мирно. Но именно с тех самых пор Трандуил перестал заплетать волосы в косы на ночь и во время длительных тренировок, потому что после они обязательно лежали волнами. Лучше лишний раз расчесать. А то так и заикой сделаться недолго.

Сосна
Трандуил нежно любил свои длинные волосы. Наравне с ручным песцом и боевыми приемами мечника-синды, волосами он гордился, лелеял их от всей души и подумать не мог, чтоб от них отказаться.
Пока не случилась она.
Сосна.
После длительных размышлений Трандуил решил, что она, должно быть, любила его длинные, шелковистые, цвета полной луны, волосы больше, чем он сам. И нуждалась в них явно сильнее. Потому что как еще объяснить, что во время одной из обычных прогулок по знакомому маршруту почти половина чудесных волос оказалась обвита вокруг ствола векового дерева. А светлые, нежно оберегаемые пряди залипли в густой смоле.
Трандуил заметил не сразу и сделал шаг.
Безуспешно.
Трандуил дернул головой, но только болезненно зашипел. Оборачиваться ему не хотелось потому, что он знал - не к добру. И если бы это орк схватил его за распущенные волосы, он был бы даже счастлив. Если не задумываться о том, что орки вообще делают в его лесу.
Трандуил выдохнул и с трепетом в сердце перевел взгляд на дерево, после чего тут же крепко зажмурился и выдал сквозь зубы столь витиеватую идиому, какую в Дориате даже знать считалось дурным тоном. Но Трандуил знал. И берег специально для подобного случая, сравнимого лишь с нападением дракона на соседнее гномье поселение. К тому же, гномов драконы едят часто, а вот эльфийские короли в сосновой смоле посреди собственного леса застревают не сказать, чтобы каждый день.
Отвратительно.
Трандуил потянул за прядку и попытался освободиться.
Все напрасно.
Трандуил выдохнул снова и опять мучительно прикрыл глаза.
…В свои покои владыка вернулся только ближе к ночи - с новой прической и в крайне скверном настроении. Настолько скверном, что даже близкие не стали спрашивать его о столь знаковом событии, что уж говорить про искренне напуганных гневом короля стражников.
Когда-то Трандуил читал человеческие сказания про то, как в переломный момент какая-нибудь дева отрезала свои косы и совершала подвиги. Девой себя он не считал, подвиги совершал и раньше, а вот подобную ситуацию считал, если не позорной, то явно недостойной сказаний и легенд. И потому Трандуил стоял у зеркала, рассматривал обрубленные совершенно не предназначенным для подобных целей мечом пряди, и думал. О том, что бы такого сказать заинтересованным. А еще о том, что волосы почти до пояса ему тоже идут.
Пусть и тосковал Трандуил по утраченным локонам совсем недолго - веков шесть, не больше - но воспоминал он о них с большим трепетом, как и обо всех ушедших, но столь прекрасных вещах.

@темы: the hobbit, Photographs, JRRT, Death Note Pages

URL
Комментарии
2015-02-03 в 20:31 

Danielle~
Ветер, кровь и серебро... (с)
Про чесальщика - ты настолько попал в точку (причем по жизни), я валяюсь :laugh::laugh:
И да, классно пишешь ;)

2017-04-20 в 14:49 

(Эскада)
Все, что ни происходит, - все к лучшему.
Здравствуйте.
Меня к вам занесло совершенно случайно, но я не могу пройти мимо, не сказав, как это прекрасно)))

   

День едкого сарказма

главная